Like/Tweet/+1
Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Последние темы
Партнеры
Создать форум

Статьи из газеты "Коношский курьер"

Перейти вниз

Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Ср Фев 14, 2018 4:35 pm

В газете "Коношский курьер" от 14.10.03 г. была напечатана статья С.Н.Конина "О гербе Коноши". Ниже привожу ее целиком.

Сначала несколько вступительных слов. Поскольку наверняка найдутся желающие счесть тему не животрепещущей и по этому поводу бросить камешек в огород редакции. Как мы убедились, куда проще кричать, что все и везде у нас не так, и выглядеть народным заступником, чем помочь народу делом... Итак, особенность нынешнего времени, в частности, в том, что нет Госплана, который в советское время без всякого нашего участия направлял финансовые средства в районы. Сейчас каждый муниципалитет ищет свои рычаги привлечения средств, и не последний такой рычаг - престиж региона. Значит, во всем том, что касается престижа, мелочей не бывает. Не мелочь и герб, ставший в иных регионах уже привычным атрибутом, своего рода привлекательной визитной карточкой.

Напомним, что идея создания собственного герба Коноши (его имеют все соседние райцентры) давно витала в воздухе и не однажды объявлялся конкурс на лучший проект, даже значок, и довольно красивый, был выпущен к юбилею Коношского района. На недавнем заседании комиссии по разработке герба Коноши рассматривались и прошлые, и новые варианты, впрочем, тех и других было немного. И главный их недостаток, при всем обилии типичных символов типа тепловоза, хвойного дерева, трелевочника, пилорамы и т.д. - отсутствие геральдического символа-основы, способного объединить любую композицию. В общем, ни один проект не был принят как образец будущего герба.

Как итог работы комиссии - в качестве основы для проекта были предложены два символа: жар-птица и изображение коня. У того и другого вариантов есть свои сторонники и резоны.

Первый сюжет, предложенный О.Ю.Королевым, - безусловно, оригинальный по идее и сильный по замыслу: птица олицетворяет счастье и связь времен, она очень удобна для изобразительной символики, к тому же смотрится куда симпатичнее, чем, к примеру, излюбленное изображение на многих старинных гербах городов - рыба. Как минус - этот образ для нашего края не характерен. Драночные птицы под потолком, символизирующие семейное благополучие, если и были приняты в наших деревнях, то разве что во времена царя Гороха, мы их знаем уже как сувениры, заимствованные на стороне. Волошский мастер А.И.Петухов, изготавливавший таких птиц на заказ, перенял это ремесло от пришлых мастеров. Для Лешуконья этот символ был бы вполне уместен, там традиция изготовления драночных птиц жива поныне и она действительно олицетворяет преемственность традиций. А наш поселок, как и район, совсем молодой и не связан со стариной ни с какого боку.

Сторонников сюжета с конем (предложен Н.П.Мамоновой) больше, и это понятно. На многих гербах использованы символы, привязанные к имени или истории города: в гербе Архангельска - Михаил Архангел, Великих Лук - лук с тетивою, С.-Петербурга - якоря и скипетр... В этом смысле конь оправдан как атрибут Коноши. Поселок получил имя от речки, а ее название - чудского происхождения, как и другие речки с окончанием на "ша" и "га" (Шоноша, Тавреньга и т.д.), значение этих древних названий давно утеряно. А по народной этимологии (есть такой термин у специалистов) Коноша истолковывается как "конь" и "ноша", даже предание такого рода доводилось слышать в Вадье.

Не надо объяснять, что на Руси конь искони был первый и незаменимый помощник в любом деле - хлеборобском, ратном, дорожном... Его даже обожествляли, и культ покровителей лошадей святых Флора и Лавра существовал повсеместно. Если драночную птицу мы узнали сравнительно недавно и как сувенир, то конь- талисман знаком повсеместно и по традиционной деревенской вышивке на полотенцах наших бабушек, и по коньку на крышах старинных изб коношских волостей, и по фамилиям, и даже по названиям деревень... Через наш район проходили и старинные ямщицкие тракты. Конь живет не только в исторической памяти народа, а и в сегодняшнем быту он по-прежнему используется, мало кто не ездил если не верхом, то хотя бы на санях на проводах зимы.

Согласно литературе по геральдике (она была представлена комиссии) употребление эмблемы коня в западных странах имело вспомогательный характер, зато оно было характерно для России, воспринявшей эту традицию от Византии, и сохранилось именно в России. В классической геральдике считалось, что конь совмещает в себе все лучшие свойства нескольких животных - храбрость льва, зоркость орла, силу вола, быстроту оленя...

Теперь по вопросу о том, кому быть исполнителем проекта герба. Комиссия сошлась на том, что это должны быть не местные любители, а профессионалы по части геральдики. К слову сказать, старинные гербы русских городов рисовали не кто попало, а на то было специальное ведомство. Решено выйти на специалистов, представить им сюжеты, характеристику Коноши и ее историю.
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Чт Фев 15, 2018 6:57 pm

В газете "Коношский курьер" №12 от 12.02.13 г. на стр.2 напечатана статья С.Н.Конина "Станция Горисница". Ниже привожу ее целиком.

Как все знают, урочище Горишница, любимое место коношских лыжников, названо так по речке Горишнице. А известно ли вам, что в старые времена она обозначалась как Горисница? Скажут: подумаешь, разница в одну букву, разве это может иметь какое-то значение? Ещё как может. Дело в том, что наша станция Коноша первоначально именовалась как Горисница!

Бывший коношский железнодорожник и депутат, ныне житель Вологды Олег Королёв ведёт большую исследовательскую работу по истории Северной железной дороги и нашей станции. Особенно богатый «урожай» архивных документов по этой теме он собрал в 2012 году.

В числе таких документов - проектный перечень станций 1895 года. В том проекте станции Коноша нет вообще! Она и не планировалась, как и станции Вандыш и Лухтонга.

В проекте 1895 года значились, например, станции Грихнев Пал в Вохтоме и Иванова Гора (район Перхина). Но ни та, ни другая станции не появились, зато между ними обозначилась ст. Горисница на р. Гориснице.

В «Пояснительной записке» к плану железной дороги названы станции Кубино и Горисница. Кубино - это в дальнейшем Харовская. Появились в плане уже и станции Лухтонга и Вандыш. А название ст. Горисница в плане через какое-то время было зачёркнуто и исправлено карандашом на ст. Коноша.

Где же первоначально планировалась ст. Горисница-Коноша? Ведь речка Горишница довольно длинная и нигде не пересекает железную дорогу.

Сравним данные двух «Перечней продольного профиля 2-го участка строительства ж.д.» за 1895 и 1896 годы:

Ст. Коноша: 1895 год - отсутствует; 1896 год - 199 верста от Вологды.

Река Горисница: 1895 год - 205 верста; 1896 год - 201 верста и т.д.

Разница в расстоянии между двумя годами - четыре версты, то есть в ходе строительства ж.д. путь от Вологды сократился на четыре версты. 199-201 верста - это и есть место станции Горисницы, ставшей Коношей.

Но и это ещё не всё. В некоторых ранних документах значится иной ориентир для ст. Горисница.

Олег Королёв, выясняя местонахождение ст. Горисница-Коноша, обнаружил в архивах Санкт-Петербурга документы, проливающие новый свет на историю появления нашей станции Коноша. Он сообщает:

«По поводу первоначального размещения ст. Горисница сошлюсь на "Записку к проекту расположения станций и организации служб" (М., 1895 г.). К записке прилагается "Таблица расчета виртуальной длины перегонов Вологодско-Архангельской жел. дор.", в которой планируется расположить станцию Горисница на 206 версте плюс 400 саженей. В этом же деле имеется "Схема расположения станций по предварительной профили и вновь предлагаемого", в которой ст. Горисница также планируется на 206,8 версте.

По документам, станцию Горисница планировалось расположить в 35 верстах от ст. Лухтонга и в 36 верстах от ст. Вандыш, т.е. примерно посередине. Взяв схему СЖД, определяем (в километрах от Москвы), что середина между Лухтонгой (на 677 км) и Вандышем (на 749 км) располагается на 713 км, иначе говоря, в районе нынешнего разъезда Ширихановский, который на этой схеме указан на 711 км. Еще одним аргументом, указывающим на то, что первоначально ст. Горисница, переименованная затем в ст. Коноша, должна была быть расположена в районе Ширихановского, является "Список железнодорожных станций... " (Государственный архив Архангельской области). В этом "Списке... " ст. Коноша указана на 207 версте от Вологды и при ней имеется казарма. Сравнение этого списка с "Ведомостью линейных построек... II участка" (С.-Петербург) показывает, что казарма, упомянутая в "Списке...", находилась севернее нынешней ст. Коноша на 6,6 км. А так как ст. Коноша согласно схеме СЖД находится на 705 км, то, прибавляя 6,6 км, в итоге получаем 711,6 км. Как уже сказано выше, на 711 км от Москвы находится Ширихановский».

Возникает вопрос, который я и задал доке-Олегу: как же могли планировать станцию на 711 км, если там нет воды для паровозов? Впрочем, речка Горишница с её горками на северо-восточной окраине Коноши - это не вся Горишница. Она же, как это видно по карте, протекает и в районе разъезда Ширихановский.

Олег добавил: «Там, где в речках было мало воды и ее не хватало для расчетного водоснабжения, устраивались плотины и искусственные водоемы. А там, где не было воды на поверхности, ее добывали из-под земли. Так, например, водоснабжение на станциях Вологда, Емца, Левашка осуществлялось из артезианских колодцев (РГИА, ф.350, оп.41)».

А уже в 1896 году название Горисница заменено на Коношу и местом её расположения в проектах обозначена уже 199 верста (705 км). Это и есть наша станция Коноша.

Сергей Конин
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Чт Фев 15, 2018 6:59 pm

В газете "Коношский курьер" №84 от 27.10.15 г. на стр.2 напечатана статья О. Королева "Станция Коноша на Чистом болоте". Ниже привожу ее целиком.

В 1998 году вышла в свет книга С.Н.Конина «Коноша и коношане». Первая книга о Коноше, в которой автор попытался собрать воедино, обобщить все то, что было известно о нашем поселке к тому времени. Но книга не дала ответы на все вопросы, касающиеся рождения Коноши. У Сергея Николаевича на тот момент не было необходимого материала, который начал появляться лишь в недавнее время. Его статья «Станция Горисница», опубликованная в газете «Коношский курьер» в феврале 2013 года была как раз направлена на то, чтобы более подробно осветить темные моменты истории нашего поселка. Но тем не менее, когда в викторине, проводимой к 80-летию Коношского района в 2015 году, был задан вопрос о предполагаемом месте строительства станции Коноша, правильного ответа на него получено не было. Почему-то до сих пор считается, что станцию планировали построить у реки Коноша, хотя это не так. На основании приведенного ниже материала, вы увидите это сами. Как уже рассказывал в своей статье С.Н.Конин, первоначально никакой станции Коноша не планировалось. Между станциями Иванова-Гора и Грехнев-Пал должен был быть построен пункт промежуточного водоснабжения с забором воды из речки Горисницы. Но затем, для увеличения пропускной способности железной дороги, количество и расположение планируемых станций изменили. Было решено, что в районе вышеупомянутой речки должна быть построена станция Горисница на 206,8 версте от города Вологда. На этой станции предполагалось организовать медицинский приемный покой и поместить при нем фельдшера и санитара. Затем в документах название станции «Горисница» было зачеркнуто и написано «Коноша». 20 октября 1894 года были закончены изыскания направления железной дороги в районе деревни Верхней. Лесничий Гурьев подробно описал результаты работы изыскателей. Вот несколько слов из его отчета: «…прорублено три линии через урочища за Нижним озером и против течения речки Березовки, до реки Коноши на протяжении примерно 13 верст, а ширина этих линий во всех местах не превышает двух сажень…». С наступлением зимы начались работы по расчистке от леса трассы строящейся железной дороги, а весной – земляные работы. Насыпь велась от деревни Куфтыревской на юг. К началу июня 1895 года было отсыпано около 5 верст. За проведением работ следили жандармские унтер-офицеры. В рапорте ротмистра Арендта говорится о том, что один из унтер-офицеров следя за работами, обнаружил зарытое в насыпь гнилое дерево. Это было сделано для ускорения работ и являлось нарушением, могущим впоследствии вызвать «…железнодорожную катастрофу…». 23 июня лесной объездчик Березин составил рапорт о том, что обществом железной дороги проложен проезд на верховых лошадях из Вохтомы в деревню Верхнюю. Работами руководили десятники Осип Гандуля и Яков Дьячков, проживающие в Вохтоме. Кроме того была исправлена старая тележная дорога из деревни Фатуново в Давыдовскую волость. Все эти работы выполнялись для проезда комиссии в составе: «…старший инспектор железной дороги, старший врач, строитель дороги Мамонтов, прочие участковые начальники и начальники дистанций...». Так как изысканная в 1894 году линия, оказалась очень неудобной и извилистой, то в июле 1895 года в Глубоковской казенной даче для отыскания удобного места и крепкого грунта для железной дороги, строители вырубили две линии с промежутком одна от другой в 7 саженей. Также ими был построен железнодорожный барак. Руководил работами десятник Григорий Костылев, проживающий в деревне Верхней. В августе исправления линии продолжились и были прорублены новые просеки. В сентябре 1895 года на запрос Вельского уездного земского собрания от Общества железной дороги было получено уведомление, что «…ближайшая к городу Вельску станция будет Коноша на 206 версте линии, в расстоянии от города Вельска около 120 верст…». В марте 1896 года появляются документы о том, что станция Коноша должна быть расположена у деревни Верхней в Кремлевской волости. Брать воду для паровозов планировалось из озера Нижнего. В апреле объездчик Березин в своем рапорте писал, что в урочище Чистое болото в 2-х верстах от деревни Верхней, появилось множество рабочих, которые приступили к строительству бараков на станции. Работы возглавлял десятник Василий Михайлович Зеленков. Общее руководство вел Семен Осипович Дмитриев, который снимал квартиру в деревне Верхней у крестьянина Иннокентия Черепанова. Большое количество людей было задействовано на строительстве моста через реку Коноша. Сюда же к реке Коноша доставлялись известь и камень, добываемые поблизости. В «Списках приемных покоев для больных, находящихся в пределах 3-го стана Каргопольского уезда» от 12 апреля 1896 года, упомянут приемный покой при станции Коноша, который находился в Мелентьевской волости у реки Коноша. Именно этот документ ввел многих в заблуждение относительно первоначального расположения станции Коноша. Как было сказано выше, приемный покой был запроектирован на станции Горисница (Коноша). Но самой станции еще не было и приемный покой разместили в уже построенной казарме у реки Коноша в Мелентьевской волости. У деревни Верхней, на месте строительства станции Коноша к 1-му июля 1896 года были построены только два временных барака. Как сообщал объездчик Березин для постройки этих бараков строители произвели сдир еловой коры на 60-ти деревьях. 18 августа в деревне Верхней рабочие в числе 20 человек, пришедшие в нетрезвом виде с линии строящейся железной дороги, произвели буйство у винной лавки Рябнова, во время которого, находившийся в этой же лавке крестьянин деревни Верхней, некто Ф.В., из ружья убил одного из буйствовавших. Для расследования убийства из Кадникова прибыли судейский следователь и уездный врач. 27 сентября 1896 года помощник лесничего Язвинский произвел осмотр строящейся железной дороги и так описал Коношу: «..под станцию занято 7-мь пикетов или 350 сажень в длину и до 80 сажень в ширину. Место под станцию выбрано на Чистом болоте, поросшем редким низкорослым сосновым лесом. На самой станции возводится здание вокзала, а также другие жилые и нежилые постройки. От станции прорублена просека к озеру Нижнему для устройства водопровода. Близ станции устроены кирпичные заводы..». Также он отмечает, что на линии имеются пять деревянных мостов через речки и ручьи, всевозможные временные помещения для рабочих. В 1897 году работы по строительству станции продолжались. На самой станции проживали пожарный линейный сторож Александр Пронин и унтер-офицер Нечаев. В документах упоминаются старшие рабочие: Кирилл Иванович Тушин и Сергей Михайлович Сумин. По линии уже ходили поезда, которые иногда становились причиной пожара. Так 21 июля 1897 года недалеко от станции Коноша произошли два пожара, потушенные рабочими со станции. Причиной одного пожара стал отходящий со станции Коноша поезд, из паровика которого выбросило угля с огнем, виновного во втором пожаре выяснить не удалось, так как «..рабочих разного рода было множество на железной дороге: землекопов, плотников и прочих...». Ну а что было дальше, рассказывать не надо, об этом подробно написано в книге С.Н.Конина «Коноша и коношане». Надеюсь, что данный материал, позволит читателю немного разобраться в истории нашего родного поселка.
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Чт Фев 15, 2018 7:06 pm

В газете "Коношский курьер" от 01.09.17 г. напечатана статья О.Королева "С чего начиналась Коноша?". Ниже привожу ее целиком.

В 2015 году при подготовке статьи для «Коношского курьера» под названием «Станция Коноша на Чистом болоте» я не стал заострять внимание читателей на одном, очень важном, с моей точки зрения, вопросе: «С чего начиналась Коноша?». Хотя Сергей Николаевич Конин в своей книге «Коноша и коношане» и писал, что не стоит отыскивать тот самый «первый колышек», с которого все началось, но я все же постараюсь найти ответ на этот вопрос.
Как я уже писал, на место планируемого строительства железной дороги в 1894 году прибыла изыскательская партия. Это были первые представители железной дороги, которых увидела коношская земля. Под их руководством в обходе №3 Глубоковской лесной дачи были прорублены две просеки, расположенных недалеко одна от другой, протяженностью около 4,8 км., а также в обходе №4 еще три: через урочища «за Нижним озером» и против течения речки «Березовки» до реки «Коноши» на протяжении примерно 13,9 км. Ширина этих просек во всех местах не превышала 4,2 м. Работа эта продолжалась несколько месяцев и изыскатели где-то жили, но точного места их проживания в документах лесничества я не нашел.
После того, как изыскатели закончили свою работу, на основании их данных был составлен план строительства и на место проведения работ прибыли железнодорожные строители. Но и они, вместо того, чтобы сразу же начать готовить трассу под железную дорогу, снова рубят просеки в лесу. Так 6 июля 1895 года в 4-м обходе они вырубили две линии с промежутком 14,9 м одна от другой «для отыскания удобного места и крепкого грунта земли для железной дороги». 31 августа 1895 года в 3-м обходе ими «производилось изыскание нового направления железной дороги, т.к. изысканная линия в прошлом 1894 году оказалась очень неудобною с довольно значительными поворотами». Для своего проживания здесь же в 4-ом обходе Глубоковской дачи в 1895 году строителями построен железнодорожный барак. В 1896 году рядом с этим бараком ими построена конюшня. Почему я так подробно остановился на этих двух зданиях? Дело в том, что при всем том большом количестве просек, вырубленных изыскателями и строителями, особое внимание лесников при осмотре дороги в 1896 году привлекли две. Они указывают, что на 198 версте от города Вологды первоначальное направление линии железной дороги изменено и в зиму текущего года разрублен вариант. Этим вариантом выкинута дуга, стягивающая линию, которая составляет около 3,2 км. Расстояние от варианта до первичного направления линии дороги в самом широком месте оказывается приблизительно 640 м. Так вот, строительство станции ведется на новом варианте на 199 версте, а железнодорожный барак и конюшня, о которых я говорил выше, остались на старой просеке.
В Коношской районной библиотеке имеется «Схема Коноши в 1926 году», составленная Иваном Алексеевичем Холоповым. В его схеме на ул. Советской (на схеме она называется по другому) ближе к центру рядом друг с другом размещены два здания: барак ТЛО и клуб. С. Н. Конин в своей книге «Коноша и коношане» неоднократно повторяет, что здание клуба переделано из конюшни. В итоге получается, что те, оставшиеся на старой просеке, барак и конюшня никуда не делись, а спокойно просуществовали как минимум до 1926 года. Более того, из этого можно сделать вывод, что и старая просека, на которой первоначально планировалось построить железную дорогу, со временем стала центральной улицей Коноши.
Своими мыслями я поделился с Сергеем Ниловичем Матвеевым, с которым мы давно общаемся по вопросам истории Коноши. И вот, что он мне ответил: «Считаю твою догадку о старой просеке правильной, прочитав рапорты лесничих, хотя поначалу я сомневался. Действительно, если посмотреть на карту в Гугле, железная дорога делает поворот влево в сторону болота Чистого примерно в районе бывшего комбикормового завода. А если не делать этот поворот, то дорога как раз и пошла бы дальше прямо по ул. Советской через центр и речку - до стадиона. Лесничий в своём рапорте оценивает максимальное расстояние между старой просекой (дугой) и новой (хордой) в 600 м (300 саженей). Этот вариант не прошёл у них по причине очень больших величин уклонов с горы (центр посёлка) в сторону р. Травницы и последующего подъёма к стадиону. Преодолеть их можно, но понадобились бы огромные земляные работы, это дорого. Весь центр посёлка надо было срыть, а землю из выемки (считай, на длине 600 м от здания полиции до аптеки) переместить к северу на насыпь у моста через реку Травницу».
Ну вот и все. Надеюсь, я ответил на вопрос, который прозвучал в начале статьи, и теперь, проходя по улице Советской, любой коношанин может сказать, что он знает «с чего начиналась Коноша».
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Чт Фев 15, 2018 7:13 pm

В газете "Коношский курьер" №10 от 06.02.18 г. напечатана статья О.Королева "О жалованной грамоте Ивана Грозного". Ниже привожу ее целиком.

Изучая историю Коноши, ни один краевед не сможет обойти вниманием документ, текст которого в местной краеведческой литературе впервые был опубликован В.И.Старцевым в книге «Древо без корней не устоит» в 2008 г., со ссылкой автора на первоисточник – архив Строева, ГПИБ. Речь идет о «Жалованной грамоте великого князя Ивана Васильевича игумену Феодору с братиею Вологодской Глубокоезерской пустыни», датированной 6 июля 1546 г. Кроме всего прочего там упоминаются названия озер, рек и населенных мест, существовавших на момент написания документа в районе современной Коноши. Кроме книги В.И.Старцева грамоту целиком можно найти в сборниках: «Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи (Т.1, 1836 г.)» и «Русская историческая библиотека (Т.32, 1915 г.)». Если провести сравнение, то можно заметить, что тексты немного отличаются, но не будем на этом особо заострять внимание и при описании того или иного топографического названия просто приведем в скобках все варианты. Итак, перед нами коношские земли в 1546 г.: «…у озерок(,) Глубоково и (у) Остроново(,) и у Долгово, да в том же де острову(,) на речке на Водчице на Великой(,) займище Фатьянка Фомина сына, а Ресница, Толстая веретия, Чюглюк, Чистая, Лукавая, Зеленая…..Семенова веретия, Киевские Дорки да починок Лычной (Лытной)(,) Иванка Якима (Якимова), да по Водчице вниз болотины и вадоги до Медвежьи речки…». Среди перечисленных названий мы видим знакомые, т.е. дошедшие до наших дней почти без изменений: оз.Глубокое, р.Вотчица, д.Толстая, д.Чублак, д.Зеленая, д.Лычное, р.Медведевка. Некторые места можно определить более или менее точно, например, р.Великая, упоминаемая в грамоте - это, скорее всего, р.Вель. О Семеновой веретии напоминают названия р.Семеновка и оз.Семеново, находящиеся между Норинской и Даниловской. Там же можно найти р.Киюга, которая может быть несет в себе память о Киевских Дорках. Но остается вопрос, где же располагались: озерки Остроное и Долгое, займище Фатьянка Фомина сына, Ресница, Чистая, Лукавая? Чтобы ответить на него, давайте сравним текст данного документа с более поздним, например, с описанием этих же мест в «Писцовой книге Тимофея Безобразова 1624 г.». Для более четкого представления описываемого, рекомендуется вооружиться картой окрестностей Коноши. Итак, описание 1624 г. начинается с монастырских строений на оз.Глубоком и Ильинском погосте. Затем следуют деревни: Хватуново (Тиноватое тож) и Зеленая на р.Волошка. После этого идут: деревня Филинская над Травным озером, деревня Верхняя и Темный починок над Верхним озером. Далее: Шалимово, Грива, Чистая (Парфеновская тож), Избное, Кремлево, Тундроватая, Чоглок, Толстая, Даниловская, Зеленая на р.Вель. В самом конце деревни: Харламовская, Мотылево, Паунинская и потом – Норинская. Это связано, скорее всего с тем, что в предыдущем дозоре 1613 г. деревня Норинская числилась пустошью, потому что дальше идет описание именно пустошей: Голопупово, Мимоглядово, Александрово, Короваево, Ваганиха, Спиринская, Егоевская, Кислячиха. Возвращаясь к грамоте 1546 г., можно предположить, что упомянутые в ней места располагались в том же порядке, что и в переписной книге 1624 года. Описание везде начинается с озера Глубокого, следовательно озеро Остроное, упомянутое в 1546 г. рядом с Глубоким и Долгим, можно идентифицировать как Травное, над которым в 1624 г. стояла деревня Филинская. Сейчас этого озера на карте Коноши нет, но его можно найти на картах XVIII и XIX веков. А вот озера с названием Долгое нет и там. Куда же оно делось? Скорее всего, наши с вами озера Верхнее и Нижнее, которые раньше составляли одно озеро Верхнее, еще ранее назывались Долгим. Косвенным подтверждением этому может служить название речки Долгая, которая вытекает из озера Нижнего и на всех старых картах называется Долгуша. Кстати, озеро Коношское в некоторых документах называется Кононовским, а как называется речка из него вытекающая мы знаем. Недалеко от озера Глубокого находилось и займище Фатьянка Фомина сына, которое по созвучию названия можно определить как Хватуново (Тиноватая тож). Именно через эту деревню шел Фоминский волок в сторону сегодняшних ерцевских мест, которые в старину носили название то Фоминской волостки, то Фоминского улусца. Оттуда в 1617 г. приходили в монастырское село на озере Глубоком разбойные люди и «крестьянишек мучили и жгли огнем». Все остальные, упомянутые в грамоте места, следует искать к востоку от Коноши. Еще раз напомним порядок их расположения: Ресница, Толстая, Чюглюк, Чистая, Лукавая, Зеленая. Начнем с Чистой. Уже в переписи 1624 г. у нее появляется название Парфеновская тож. Затем Парфеновская становится Пархаевым, Пархачевым и сейчас мы ее знаем как Пархачевская. Дальше у нас идет Лукавая. В 1624 г. перед Пархачевской мы видим некую деревню Грива. В более поздних документах название Грива меняется на Кузминская, Кузьминская. Именно там река Вель и дорога сворачивали на восток в сторону Зеленой. Поэтому, скорее всего и называлась она – Лукавой. Все они, т.е. Чистая, Лукавая, Зеленая, Семенова веретия, Киевские Дорки, починок Лычной связаны с рекой Вель. А что же Вотчица? Ведь она тоже упомянута в жалованной грамоте 1546 г. Значит, Ресницу надо искать там, на Вотчице. И здесь нам на помощь приходят две челобитные XVII в., в которых кроме прочего упомянута Ареченская треть, в которую входили деревни: Мотылево, Харламовская и Паунинская. Значит, в тексте грамоты допущена ошибка и название Ресница надо читать как Аресница или Аречница. Деревня, которая со временем разделилась на три, но название Треть живо до сих пор. Можно было бы еще долго разговаривать на тему истории возникновения топографических названий Коноши, но к сожалению объем газетной статьи не позволяет этого сделать.
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Nord_RU в Чт Фев 15, 2018 11:53 pm

Wink
avatar
Nord_RU
Admin
Admin

Количество сообщений : 788
Возраст : 33
Географическое положение : СПБ
Очки : 649
Репутация : 5
Дата регистрации : 2009-01-10

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Пт Фев 16, 2018 5:18 pm

В газете "Коношский курьер' от 10.06.05 г. была напечатана статья А.Кринина "Седая старина". Ниже привожу ее целиком.

Глубоковский ключ и его деревни

Ныне от села Глубокое остались разве что предания, а когда-то оно было центром немалой вотчины и многолюдного прихода. Глубоковскому, точнее, Спасскому приходу подчинялись более десятка деревень. В свою очередь, приход подчинялся Спасо- Прилуцкому монастырю (под Вологдой), имевшему большие владения, в том числе в наших краях.

В Коноше и районе проживает немало выходцев из деревень того глубоковского ключа (как бы сейчас сказали -куста), думается, для них небезынтересен тот факт, что первые письменные упоминания о деревнях Фатуново, Филинская, Дальняя Зелёная, Верхняя, Кузьминская, Пархачевская, Кремлево, Избное, Чублак, Тундриха датируются 1672 годом. Внимательное знакомство с архивными документами наводит на мысль, что к этому возрасту седой старины ещё можно смело добавить, как минимум, полтора-два столетия.

Любопытно проследить, как трансформировались их названия. Верхняя в текстах 1672-1727 гг. именуется как Верхное, Кузьминская - как Козминская, Чублак - как Чуглак. Ножиданное подтверждение нашла легенда о том, что Фатуново основали разбойнички, мол, промышляли они тем, что хватали, грабили путников на большой дороге. Во всех письменных упоминаниях 17 и 18 веков Фатуново именуется не иначе как Хватуново.

А вот Тёмной в ту пору ещё не было, был земельный участок, именовавшийся как "пустошь Тёмно", её засевали хлебом поочерёдно крестьяне Фатуново и Верхней.

Загадкой для меня остаётся только одна деревня - Орешницы. Судя по письменным свидетельствам, она находилась недалеко от Чублака, так как именно между Чублаком и Орешницей возникали тяжбы о земле. Где располагалась деревня и что означает странное для севера её название, почему на нынешних картах нет даже намёка на неё - вопрос остаётся открытым.

Архивные документы воскрешают занимательные картинки крестьянского быта наших далёких предков. Вот в 1695 году крестьянин Верхней Степан Григорьевич Шипицын сетует на однодеревца Ивана Дмитриевича Коровина, "насильством" захватившего "лисью яму и горностальи пути", которые достались ему от родственников. С.Г.Шипицын указывает, что за эти участки он оплачивает "потуги" (налоги) и что ухаживает за угодьями именно он.

Вообще в те времена был в ходу досмотр спорных земельных участков. Например, в 1697 году восемь крестьян Верхней отправили жалобу на своего земляка, который расчистил мелкие сенные покосы по речке Долгой и огородил их так, что перекрыл дорогу к поскотине. Власти Спасо-Прилуцкого монастыря указали посельскому старцу и двум приказчикам, "взяв с собою разных деревень выборных лучших крестьян" упомянутые в жалобе угодья "досмотреть". Конфликт был разрешён. Сложнее было разобраться в споре между соседями в Хватуново по поводу жалобы одного из них на то, что другой, Семён Иванов, владеет излишком земли. Была проверка из числа посельского монаха Глубоковского ключа, старосты и соседей деревни, которая излишков не выявила. Челобитчик этим не удовлетворился: "соседи неправду сказали и землю неправдою мерили". Чем дело закончилось - неведомо.

Наиболее интересными мне, как юристу, показались свидетельства о договоре купли-продажи земли и недвижимого имущества, совершённом в 1725 году между вновь прибывшим в наши места Василием Афанасьевичем Поповым и крестьянином Филинской Василием Петровым. Подробно, как и в современных договорах. Указывается предмет сделки. Кроме земельного надела, сенокосов и построек В.Петров продал расчищенные в лесу под пахоту, но ещё не засевавшиеся участки и четыре "кулиги", т.е. четыре обрабатываемых клина земли, свободных от налогообложения. Тщательно описывается недвижимость: "Изба и двор рублёной, четыре хлева, две клети да горенка, над воротами амбар, овин, гумно, крыто желобьём". Всё перечисленное добро В.А.Попов купил аж за целых... четыре рубля! Причём с рассрочкой платежа, что распространено и в сегодняшней юридической практике: "два рубля денег" покупатель обязывался "платить нынечо, а другие два рубли платить на срок на Васильев день на первое число 1726 года".

Подтвердили факт той сделки мирской староста Спасского прихода Осип Тимофеев и семь выборных крестьян. Здесь же они объясняют и причину продажи: "А продал он Василий Петров свой повыток (надел) и промысел свой, хоромное строение ради своей нужды, бедности и хлебной скудости. А перешёл жить в деревню Зелёную от деревни Филинской за 13 вёрст на пустовытный повыток (не занятый земельный участок), а хоромной постройки одно избёнко".

Кстати, считается общим местом версия, что на дне озера Глубокого покоится многопудовый колокол, который скатился по берегу в воду, когда с Глубоковской Ильинской церкви снимали колокола. Но иные старожилы утверждают, что колокол упал в озеро в старину, когда его поднимали на звонницу. Историю с колоколом к преданиям не отнесёшь, его действительно видели водолазы. Кто может прояснить, когда упал колокол: когда его снимали с церкви или же когда поднимали?
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Пт Фев 16, 2018 5:29 pm

В газете "Коношский курьер" от 12.07.05 г. была напечатана статья А.Кринина "О Кленово, Ротковце и "барской" усадьбе". Ниже привожу ее целиком.

Кленово и Ротковец. Два интереснейших края с богатейшей судьбой, чьи биографии тесно связаны с летописью всего района. В числе других и выходцы из названных волостей активно отстраивали, обживали и саму Коношу. Их потомкам наверняка будут любопытны сведения из истории своей малой родины, из истории земли своих предков. Как жили и чем жили эти две глубинки на рубеже 19 и 20-го веков?

В то время эта довольно обширная территория именовалась Введенской волостью Кирилловского уезда Новгородской губернии. Сюда же входила и Ковжа.

Но, сначала надо упомянуть, что в Новгородской губернии отдаленный Кирилловский уезд, располагавшийся на самом ее северо-востоке, считался "медвежьим углом", куда представители губернских властей без крайней необходимости носу предпочитали не казать. Точно такое же место, только уже в масштабах уезда, занимала и Введенская волость. Уездные чиновники были не частыми гостями в этих краях, полагаясь в управлении глухой вотчиной в основном на различные письменные циркуляры.

Свое имя - "Введенская" - волость получила от названия основной церкви (и, соответственно, главного прихода) края - Ротковско-Введенской, чье каменное беленое строение украшало Поповку. Здесь же располагалось и волостное правление, состоявшее, впрочем, всего из двух человек: волостного старшины и волостного писаря. Эти лица выбирались крестьянами на волостном сходе и за свои труды денежное вознаграждение получали из средств, что взыскивались с деревенских жителей в качестве налогов. На волостном сходе избирался также и волостной суд, рассматривавший имущественные конфликты между крестьянами, если цена предмета спора не превышала 100 рублей. Волостной суд мог судить крестьян и за мелкие уголовные преступления.

Документы сохранили нам имена тех, кто, по сути, и являлся реальной властью в волости. В частности, с 1891 по 1895 год волостным старшиной был Горев, волостным писарем - Крылов; с 1896 по 1900 год - соответственно, Фанин и Смирнов; с 1901 по 1905 год - Киршинцев и Селиверстов; с 1906 по 1910 год - Коротыгин и Николаев.

Волостной старшина руководил деятельностью сельских старост, занимался административными хлопотами, вместе со старостами рассматривал вопросы раскладки казенных податей, земских и волостных сборов, обложения натуральными повинностями, вопросы рекрутских наборов. Сельские старосты, в свою очередь, избирались сельскими обществами (численностью не менее 300 человек) и следили за исполнением повинностей, организовывали решение повседневных хозяйственных проблем деревни. Староста, ни с кем не советуясь и ни от кого не испрашивая разрешения, имел право оштрафовать крестьянина на сумму до 1 рубля, наложить на него взыскание в виде принудительных работ и даже арестовать на срок до 2 суток.

Урядник квартировал в Климовской, и, судя по всему, присылался он из уездного центра в волость на какое-то определенное время. Например, в 1880 году эту должность занимал унтер-офицер запаса Василий Иванович Савицкий. Впрочем, забот у него было немного. За воровство, циничное и прилюдное богохульство, распутство, мелкие пакости землякам самосуд провинившемуся по давним обычаям чинила сама деревня. А на долю урядника оставались убийства, разбои, да присмотр за неблагонадежными личностями, коих, к слову, в крае в те годы практически не водилось.

Одним из бесспорных положительных результатов земельной и земской реформ 19-го века явилось то, что количество крестьян почти по всей России в ту пору только росло.

Вот и в Введенской волости: если в 1880 году число душ обоего пола составляло 4875 человек, то по данным 1911 года в 57 населенных пунктах волости проживало уже 6663 человека. Сравните: на 1 января 2005 года, по информации статистики, на территории Климовской сельской администрации числилось 32 поселения и 557 постоянных жителей! При этом в 5 населенных пунктах из упомянутых вообще никто не жил, а в добром десятке других деревень количество селян насчитывало 2-3 человека.

Архивы рассказывают, что самой большой и самой зажиточной деревней в волости была Гора (Клёново). По сведениям 1911 года в ней насчитывалось 107 дворов и более 600 жителей. Второе место занимало Ануфриево: 84 двора и более 500 человек. Замыкало тройку самых крупных населенных мест Большедворье (Большое Заволжье): 58 дворов и почти 350 жителей. Больше 30 дворов имели деревни Вольская, Мокеевская (Ротковская), Мишкова, Плосково, Площадь, Слобода, Шеинская.

А вот Климовская, которая с советских времен и поныне является центральной и самой населенной деревней куста, тогда могла похвастаться всего 13 дворами и шестью десятками жителей.

Примечательна и картина с названиями деревень. Сейчас мало кто знает, что когда-то кленовское Заозерье именовали не иначе как "Кощелиха", а упоминавшуюся уже Вольскую - "Волгой", "Волмой" или просто "Волой". Кеменцево наши предки чаще всего называли "Каменцево" или "Угол", Скопинскую - "Низ", Слободу - "Лашкова", а Пешкова - "Пески". А вот Дубровка в официальных бумагах именовалась исключительно как "Дубровская пустошь".

Почти в каждой деревне волости стояли часовни, были открыты хлебо-запасные магазины, мелочные и мануфактурные лавки. В селах с числом дворов более двадцати работали кузницы. Не редкостью для деревни были дегтярные, маслодельные и кожевенные заводики. В больших поселениях их, как правило, существовало несколько и каждого вида. Особое место в волости занимал Ковжинский удельный (то есть принадлежавший царской казне) лесопильный завод - весьма немалое и современное по тем меркам промышленное предприятие.

В деревнях Ануфриево и Челма располагались земские конные станции, где можно было нанять повозку или просто верховую лошадь, подремонтировать гужевой транспорт и упряжь, а путешественнику - отдохнуть в долгой дороге. В Ануфриево, кроме того, находился фельдшерский пункт, а в Климовской - квартира земского фельдшера и акушера. В деревнях Большое Заволжье, Вершинина, Порядинская, Площадь распахивали двери для детей земские школы, а церковно-приходские - в деревне Красково и при Ротковской Троицкой церкви.

В Климовской, помимо всего прочего, существовала казенная винная лавка. Здесь же в 1902 году стараниями Уездного комитета попечителей о народной трезвости открыли первую в волости народную читальню. Фонд читальни - 337 книг, а ее первым заведующим был Василий Иванович Огородников. Скорее всего, без дела он не сидел: общеизвестно, что к печатному слову, грамоте и знаниям ротковчане и кленовцы тянулись всегда.

Собственной пожарной дружины (как и еще в нескольких волостях уезда) в крае, к сожалению, не было. А вот чем волость могла по настоящему гордиться, так это Введенской пятидневной ярмаркой, открывавшейся ежегодно 21 ноября. Названная ярмарка входила в число трех крупнейших в Кирилловском уезде и выгодно отличалась от остальных тем, что только на ней широко торговали рыбой, дичью и кожей.

Вообще подсобные промыслы в волости были весьма развиты. Если верить отчетам правления, то, к примеру, крестьяне деревни Площадь славились как умелые столяры и чеботари, крестьяне деревни Вольской - как опытные кожевенники. Мужики из Вершинина отмечались старшиной как знатные плотники и катальщики валенок, из Заважерец - как способные кузнецы, из Поздеевской - как знающие портные и сапожники.

Однако главным занятием жителей оставалось все же земледелие. Самым распространенным был надел размером от 5 до 20 десятин на семью (десятина - 1,09 га), но некоторые крестьянские дворы имели наделы и по 30-40 десятин.

Как правило, наделы (часто объединившись) крестьяне в обработку брали охотно. До нас дошли сведения, что, к примеру, в 1896 году совместно обрабатывали землю крестьяне деревни Кивики Иван Коротыгин, Алексей Федоров, Гаврила Петров и Спиридон Алексеев. В Слободе на паях крестьянствовали Давыд Матюнин и Иван Михайлов, в Кеменцево - Алексей Платонов, Трофим Карпов, Михаил Ванюгин, Григорий Васильев, Дмитрий Лысов и Алексей Сидоров. Такие же своеобразные товарищества существовали в еще шести деревнях. Позволяй газетная площадь - перечислил бы все крестьянские фамилии, без сомнения, многие бы узнали своих прадедов.

Безземельных крестьян, если учесть многолюдность этого края, на всю обширную волость - раз-два и обчёлся. По данным 1911 года это Семен Кортохов из Гавриловской, Наталья Куприна из Занивы, Ареф Бачурин из Малышкина, Николай Мякушкин из Климовской; Парасковья Николина из Устиновской, Андрей Барабанов из Дуплевской, Алексей Михалев из Жуковской, Ефим Конторин из Пешкова, Феоктист Тыткин, Настасья Паунина и Парасковья Сенина из Шеинской, Анна Шатунова и Александр Наумов из Площади, Николай Данилов и Хавронья Калинина из Горы.

На особинку стояли поселяне, основной доход которым приносила либо торговля, либо иное предпринимательство. В 1896 году, в частности в Климовской, мелочную лавку и постоялый двор держал Андрей Парфентьевич Рыбаков, а мануфактурную лавку - Никифор Васильевич Кузин. Через шесть лет его сын - Иван Никифорович Кузин - поставил в деревне Дуплевской маслодельню. Помимо этого, по сведениям начала 20-го века, в Ануфриево имели маслодельни Евстафья Осиповна Рябкова и Иван Алексеевич Мартынов, а в деревне Гора - Александр Михайлович Васюков.

Постоянной головной болью для волостных властей были ремонт и содержание местных дорог. Вот что писал уездному начальству введенский старшина в своем рапорте от 21 августа 1902 года: "Протяженность проселочных и полевых дорог в волости составляет 50 верст 291 саженя, дорог церковного прихода - 2 версты, дорог удельного ведомства - 22 версты. Исправляются и содержатся дороги собственными трудами населения, на эти цели крестьяне Введенской волости от земства денег не получают. Поправка и перестройка мостов затрудняются за неимением у крестьян лесных материалов".

Не раз на страницах районки затрагивался и такой любопытный вопрос: так были все- таки или нет помещики в ротковецко-кленовских краях? Выяснилось, что в те давние времена регулярно печаталась одна занятная брошюрка, называлась она "Обзор помещичьих усадеб Новгородской губернии". Листал, читал, заверяю: во всех этих изданиях в графе "Введенская волость Кирилловского уезда" стоят жирные прочерки. А что до солидного (как его еще называют, "барского") дома в Дубровке, в котором долгие годы размещалась Климовская участковая больница, то, как неопровержимо свидетельствуют документы, это была всего-навсего квартира управляющего 4-ым Онежским имением Вологодского удельного округа Министерства императорского двора.
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Пт Фев 16, 2018 5:38 pm

В газете "Коношский курьер" от 14.08.07 г. была напечатана статья Н.Артемовой "Пишем историю Коношского края". Ниже привожу ее целиком.

Подюга, Тавреньга, Валдеево...

Я была на встрече краеведов, где обсуждались материалы, представленные с мест для книги по истории Коношского района. Обратила внимание: только Подюга сделала попытку "расшифровать" своё имя. А что же Тавреньга, Вадья, Ротковец, другие волости?

Подюжане привели такое толкование: "га" - чудское обозначение реки, а русское "падь" означает лес. То есть Подюга - лесная река. Согласна в том, что окончание наших рек на "га" (и на "ша") означает - река. Но вот какая река в случае с Подюгой? Лесная ли? Во времена русских первопоселенцев все наши реки были лесными, и у всех были свои названия.

Я попыталась найти ответ на вопрос, который, как знаю, давно волнует земляков, интересующихся историей родного края: что означают дорусские, чудские названия наших рек и вотчин? Мои версии не претендуют на истину в последней инстанции, наверняка земляки уточнят их и дополнят В этом смысле они могут быть интересны читателям.

О Подюге. Из чего исходили сторонники варианта с лесной рекой, соединив два слова из совершенно разных языков? Так и хочется представить себе картину: собрались на сход у безымянной реки два племени, русское и чудское, и порешили: чтобы никому не было обидно, давайте одну часть для имени возьмём из русского языка, другую часть - из чудского... Шутка. А если серьёзно, то считаю, что обе части имени Подюги - дорусского происхождения, хотя слово "падь" значится в словаре русского языка В.Даля. И означает оно никак не лес, а речную долину "внизу" - в гористой местности. Кстати, на юге до сих пор ущелье с речкой зовут падью. К этому слову близко русское "под", общий смысл его - тоже "внизу".

Такому значению Подюга вполне соответствует, река действительно протекает среди высоких холмов, подюжский край в сторону Вельска - самый гористый в районе. Получается, что Подюга - это подгорная, низовая река. Кстати, в числе речек, которые в своём слиянии образуют реку Подюгу, есть речка Падюга.

Тавреньга. Чудское окончание "еньга" понятно: река. Какая? В словаре В.Даля есть тавро, таврить, т.е. оно означало клеймение скота. Хотя слово давно и прочно вошло в русский язык, но оно тоже заимствовано, связано или с древним племенем скотоводов- тавров (Таврида), или с тюрским в значении - большая гора. То есть обе части имени имеют дорусское происхождение и в этом смысле могут быть соединены воедино. Тавреньга - река пришельцев тавров или же река у большой горы. Наверное, не случайно то, что ещё одна речка Тавреньга есть и в подюжской гористой стороне.

Напрашивается вопрос: каким ветром могло занести в наши края племя с Тавриды или тюрков? Но учёные считают, что тавры не изначально жили в Крыму, они, как и другие дорусские племена, пришли с востока. Более того, учёный мир предполагает, что наша древняя чудь и её ещё более древние её предшественники - пришельцы из пределов Сибири, Саян.

Бывший коношанин, ныне москвич и учёный П.И.Кулигин приводит другую версию по Тавреньге: в чувашском языке (родственный древней чуди) тавра - означает всё вокруг, окрестные селения, окрестная родня. Значение: Тавреньга - роднина река, река родного края, обозначение округи.

Валдеево. Напомню, что раньше имя этого края значилось как Валдиево, буду называть его по-старинному. Наверное, не одной мне это название казалось схожим с Валдаем. Про Валдай все знают: город на возвышенности, когда-то вотчина Великого Новгорода, озеро Валдайское, исток Волги, колокольное литьё (и колокольчик "Дар Валдая"...). А если отнять у Валдиева типичное для сельской местности и наверняка более позднее по времени окончание (Фатуново, Кремлево, Кеменцево и т.д.), то окажется, что и Валдиево - это тот же Валдай или Валдий.

Предположив, что о знаменитом Валдае должно быть известно больше, чем о нашем Валдиеве, подняла всю литературу, где даётся объяснение имени Валдая. И пришла к убеждению: сходство этих двух названий заключается не только во внешнем созвучии.

Происхождение имени Валдай чудское. Когда-то на месте города находилось поселение, именуемое в древних грамотах Валдайским селищем. Слово "валда" означает светлый, белый и вполне соответствует светлому озеру с прозрачными водами.

Во-вторых, слово "вал": земляная насыпь грядой или гребнем для укрепления и защиты места от неприятеля (В.Даль). В Указе Екатерины 11 об устройстве Валдая как уездного города на гербе города изображена императорская корона на горностаевом меху, что означало "милость ее императорского величества" к сему селению", а на другой части гербового щита красовалась похожая на неприступный утёс зелёная гора на серебряном поле. И что интересно: геральдическая контора, готовившая герб, в докладе императрице поясняла, что гористое местоположение - самая замечательная достопримечательность Валдая.

И Валдай, и Валдиево - на высоком месте, как бы на валу. До того, как дорожники убавили утёс на въезде в Валдеево за Вохтомицей, эта гора была столь высокой, что у иных на её вершине голова кружилась. Слышала предание, что именно здесь произошло сражение между местным племенем из рода Диевых с пришельцами, и с тех пор то место прозвали: вал Диева, а со временем два слова слились в одно: Валдиево.

Между прочим, в числе валдайских рек - Велье. Вельск основан, считается, древними новгородцами, и наша река Вель осваивалась ими, а они, как известно по топонимике, давали свои названия всюду, где оседали.

Русское название "Вель" особой загадки не таит, оно в одном ряду со словами: вельможа, великий, величина, повелитель, велий, вельми. Слово "велий" исчезло из языка, а вельми и сейчас можно услышать в разговоре деревенских старожилов: вельми много (очень много). Деревня Вельцы, скорее всего, - новгородского происхождения, своё название получила от соседней Вели, от слова "вель". По словарю В.Даля, "велец" на новгородском наречии - повелитель, указчик, распорядитель.
avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Олег в Сб Фев 17, 2018 2:12 pm

В газете "Коношский курьер" от 10.02.15 г. была напечатана статья О.Королева "Какая из Зеленых - Дикая?". Ниже привожу ее целиком.

Как известно, Коношский район сложился из нескольких волостей, в числе которых была и Кремлевская. При изучении документов по этой волости, начиная с 1613 года, очень интересно наблюдать за тем, как, проходя сквозь столетия, меняются названия деревень, рек, озер.

Возьмем, к примеру, центр волости - село Кремлево. 400 лет назад это была просто "деревня Кремлево на речке Кремлевице", в 1693 году - "деревня Кремлево на речке Рубчихе". Неузнаваемо изменились имена Кузьминской и Пархачевской. Первоначально они звучали как "деревня Грива над рекой над Велью" и "деревня Чистое над Велью рекой". Дальше эти названия звучат уже как "деревня Кузминская, а Грива тож" и "деревня Чистая, Парфеновская тож". Постепенно Парфеновская превращается в Пархаево, Пархачево, Пархачевскую. Фатуново в XVII веке - это "деревня Тиноватая, Хватуново тож". У Филинской даже несколько имен: "деревня Белявинская (Филинская, Ваганиха тож) над Травным озерком на речке Долгуше".

Интересно проследить за историей Темной. Сначала это - "деревня Темное над Верхним озерком", потом "деревня Темнои починок над Верхним озерком", в 1678 году - "пустошь, что была деревня Темная", в 1693 году - "деревня Темной починок над озерком Верхним" и в 1866 году снова "деревня Темная".

Но самая загадочная история - с деревнями-тезками: Дальней и Дикой Зелеными. Если посмотрим на современную карту Коношского района, то Дальнюю Зеленую мы найдем в районе реки Волошки (на дороге в Вадью), а Дикая Зеленая находится на реке Вель (на Тавреньгской дороге). Но так ли было раньше?

Начнем с Зеленой на Волошке. Проследим за тем, как менялось ее название: "деревня Зеленая над речкой над Волшкой", "деревня Зеленое (Дикое тож) на речке Волкше" и наконец в 1866 году - нынешнее название: "деревня Дальняя Зеленая".

Теперь Зеленая на Вели: "деревня Зеленая на реке на Веле", "деревня Зеленое (Зелевково тож) на речке Веле" и только в 1866 году - "деревня Дикая Зеленая".

Получается, что однажды, при составлении списка населенных мест, кто-то сознательно или неосознанно поменял деревни местами, вернее, не сами деревни, а их названия. Почему и как это произошло, можно только догадываться, но факт остается фактом: в старину Дикой Зеленой называлась деревня на Волошке.

avatar
Олег
почётный житель
почётный житель

Количество сообщений : 527
Возраст : 47
Географическое положение : Вологда
Очки : 400
Репутация : 3
Дата регистрации : 2008-10-08

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Статьи из газеты "Коношский курьер"

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения